15:34 

накипело - 685 - ПОВы Алвы: общий сбор

оэголик
Уже десять лет она пишет свой второй первый фанфик (с) оэголик
А кто-нибудь когда-нибудь собирал все флешбеки в ПОВом Алвы? И почему он такое Гамло
Если нет, то давайте соберем.

@темы: Рокэ Алва, персонажи, эпопея (обсуждение книг)

URL
Комментарии
2015-02-06 в 16:03 

/меланхолично/ его вроде в Дона типируют

URL
2015-02-06 в 16:04 

Анон с этим согласен..

URL
2015-02-06 в 16:35 

Вроде их всего четыре, этих ПОВа: как он учил Джастина приему, как он спас Джастину жизнь, как он перед сдачей в плен вломился к женщине, как он жалеет, что не убил Штанцлера,- и всё?

URL
2015-02-06 в 16:40 

еще Винная, с Тэргеллахом и ядовитыми цветами, глюки Жермона, где Алва едет к эшафоту, глюк Робера, как Алва убивает перед эшафотом
у Робера еще что-то было по мелочи, но не помню

URL
2015-02-06 в 16:40 

еще Винная, с Тэргеллахом и ядовитыми цветами, глюки Жермона, где Алва едет к эшафоту, глюк Робера, как Алва убивает перед эшафотом
у Робера еще что-то было по мелочи, но не помню

URL
2015-02-06 в 16:42 

С Эмильенной ещё - тьфу, тьфу! не к ночи будь упомянута, опять вылезла.

URL
2015-02-06 в 16:54 

Глюк как вломился к даме в окошке,
глюк на утро после, когда ехал к эшафоту,
еще Робер у посла почувствовал такой необычайный жар , и кажется жажду?, что был вынужден искупаться в фонтане,
еще Робер при бомбардировке ворот Доры, его фраза о тысячах. Не ПОВ, но подключение было.

URL
2015-02-06 в 16:54 

Глюк как вломился к даме в окошке,
глюк на утро после, когда ехал к эшафоту,
еще Робер у посла почувствовал такой необычайный жар , и кажется жажду?, что был вынужден искупаться в фонтане,
еще Робер при бомбардировке ворот Доры, его фраза о тысячах. Не ПОВ, но подключение было.

URL
2015-02-06 в 16:59 

еще Робер у посла почувствовал такой необычайный жар , и кажется жажду?, что был вынужден искупаться в фонтане
Там с определённого момента за него вообще говорил Алва, хотя сам Робер со сказанным был согласен, но он бы так не сумел, и стиль был не его. Собеседник впечатлился.

URL
2015-02-06 в 17:01 

Итак.

Глюк о Штанцлере.

Иноходец Эпинэ смотрел на коменданта Багерлее, но видел Штанцлера. Бледного, с перекошенным лицом и бегающими, затравленными глазками. И этот человек тянет лапы к душам и коронам? Какими бы страшными ни были изначальные твари, нас сожрут не они, а ызарги!
– Пейте, эр Август. Уверяю вас, вы никогда не пили такого вина!
Почему он столько тянул? Ведь ясно же было... Убивать нужно вовремя, а он опоздал. Лет на пять, если не больше...
– Монсеньор! Что вы делаете?! Ваше Высокопреосвященство!
Штанцлер исчез. От наведенного дула, прикрываясь рукой, пятился полковник Морен. Какая же мразь! Но карте место. Выпьет – пусть проваливает, хоть в Закат, хоть в Паону!
– Пейте, – велел Робер, – до дна.

Глюки о Джастине.

А вот Валентин – ледяная бестия. С раной в бедро не побегаешь, все решил один удар. Неожиданный, необычный... Поднять отлетевшую шпагу левой, «проклятой» рукой и сделать выпад. Снизу вверх, со всей силы. Очень просто, если знаешь, как.
Закатные твари, и кто только их, таких, учит. Хорошо, дурак умчался из Олларии, а не затеял дюжину дуэлей. И ведь за неделю не переучишь, хотя...
– Сударь, вы убиты, выйдите из круга! Следующий!
– Погоди, Альберт. Он только ранен. В ногу.
– Ну, как знаешь...
– Тянитесь к шпаге, граф. Не вставать! Вы ранены, и серьезно... Тянитесь к ней левой... Да, я сказал «левой», выкиньте из головы еще и эту глупость... Смотрите мне в глаза и тянитесь! В глаза, я сказал! Свяжите меня взглядом. Дотянулись? А теперь – выпад! Ну! Сильней! Резче! Это ваша жизнь, сударь! Она вам еще пригодится...

URL
2015-02-06 в 17:02 

Проклятая духота – горячая, вязкая, неподвижная. Придду называют севером, но лето здесь жарче, чем в продуваемой всеми ветрами Эпинэ. Правда, длится недолго – пару месяцев, и все!
Гельбе?! Что он здесь позабыл? Разве что молодость и спокойную совесть. Теньент Эпинэ твердо знал, где – свои, а где – чужие, маршал Эпинэ, если он, конечно, маршал, не знает ничего.
Приподнявшись на локтях, он выглянул из-за горячих камней и увидел радугу! Семицветная арка поднималась из-за Лауссхен и уходила куда-то в холмы.
Темно-серое, предгрозовое небо, ослепительный свет невидимого солнца, каменистые проплешины в полумертвой траве, на миг ставшие слепяще-белыми, запах пыли и отцветающего полевника, а над всем этим – колдовская арка... Радуга – это ворота в Рассвет. Или не в Рассвет, какое это имеет значение, ведь до них все равно не добежать.
...Всадник вырывается из-за низкой гряды и наметом мчится по притихшей равнине, топча пыльные лиловые плети. Какой карьер! Гривастый буланый зверь не бежит, а летит, лишь слегка касаясь копытами жаркой, дрожащей над землей дымки. Это не торский увалень, это полумориск, если не мориск! Откуда?
Буланый перескакивает иссохший ручей, замирает на краю извилистой трещины и вновь несется в лиловые от полевника холмы. Мимо одинокого дерева, мимо большого белого камня с черной отметиной, мимо холма, на котором они так ловко затаились.
– Повод! Выбери повод!!! – Альберт Ноймаринен, забыв, что они в засаде, вскакивает во весь свой фамильный рост, размахивает руками.
Всадник не слышит. Или не понимает. Или не желает понимать. Ошалелый от бега мориск рвется к радужным воротам. И к смерти, что караулит на гряде. Глупой, пошлой, ненужной!
– На себя! Слышишь, ты!
Когда он понял, что неизвестный гонится не за радугой, а за смертью? Когда тот не повернул головы на крик Альберта? Или чутье наездника подсказало, что это не сбесившийся конь несет растерявшегося седока, а рехнувшийся наездник гонит буланого на дриксенские пули. Дурак! Дурак и мерзавец!
– Ты куда?! – этот вопль предназначен уже ему, этот и все последующие, но с ним ничего не случится. Скорее всего...
– Стойте!
– Что ты делаешь?!
– Монсеньор!
Стук копыт, сумасшедшее солнце бьет в глаза, крики удаляются, тают в пыльном мареве. Пыль, какая же здесь пыль! А буланый хорош, и он впереди, слишком впереди. Времени на погоню нет: дриксенцы – не слепые. И не святые.
Вытянутая в сумасшедшем беге опененная шея, бьющая по ветру грива, черный мундир, алые перья на шляпе – парадные перья! Дурак, не все ли равно, в чем подыхать? Копыта колотят белые камни, сбивают полевник, льнянку, отцветшие колокольчики. Еще пять минут, и он догонит, но этих минут у него нет – сейчас буланый перескочит еще одно русло, и всадник превратится в мишень. В отличную мишень... Сто́ит ли человек коня? Конь не ударит в спину, не возликует от чужой боли, не обманет... Закатные твари, зачем он это делает. Для кого?!
Самоубийца уходит вбок... Хоть в этом повезло, иначе пришлось бы самому... Готовится к прыжку, но прыжка не будет! Леворукий бы побрал гайифские пистолеты! Рука как неживая...
Буланый спотыкается, передние ноги подгибаются, бедняга ныряет мордой вниз, в пыльно-лиловые волны. Круп забрасывает влево. Закатные твари, горе-ездок оказался под конем! Если седельная лука пришлась на живот, буланый погиб зря.
Дриксенцы как пить дать решили, что подбили перебежчика. Попробуют перехватить? Или струсят? Радуга погасла... Альберт вывел своих, минут через пять здесь будет сотня ноймарцев, значит, «гуси» струсят. То есть не сочтут нужным, и правильно: игра не стоит свеч.
Цветы и кровь... Сколько раз он это видел – алые брызги на лепестках – белых, желтых, синих? Только на маках крови не видно, на красных, степных маках, но они здесь не цветут.
Буланый мертв. Дурак в парадном мундире шевелится и стонет. Сел! Молодой, как и следовало ожидать, и лицо знакомое, даже слишком. Откуда он здесь? Гельбе – неподходящее место для столь важной персоны. Персоны должны сидеть в столицах и слушать умных людей.
Так, мы окончательно очнулись и ненавидим? Ну-ну, выжить – это еще не самое страшное. Иногда бывает и хуже.
– В следующий раз, граф, когда соберетесь кончать с жизнью, извольте доложить по всей форме. Я отправлю вас туда, где от вашей трусости будет польза.

URL
2015-02-06 в 17:02 

Там с определённого момента за него вообще говорил Алва, хотя сам Робер со сказанным был согласен, но он бы так не сумел, и стиль был не его. Собеседник впечатлился.
Это откуда вообще, что за посол, какой фонтан? Не помню такого.

Аноны, может, принесем и свалим сюда цитат? Пусть лежат все в одном месте.

URL
2015-02-06 в 17:04 

Глюк о Тэргеллахе.

Гибкие лозы оплетают невысокую стену. Перистые бархатистые листья, багряные, словно старое вино, соцветия. Жара наполнена звоном цикад и дальним ржаньем. Вечером нужно ждать бури, но сейчас тихо, слишком тихо.
– Ты спрашивал, – смеется Тэргеллах, – вот она. Жизнь после смерти, смерть после жизни.
– Красота не может быть смертью, – будь что будет, он тронет дрожащие лепестки, – они слишком похожи на алые ройи, чтоб быть цветами.
– Пока они живы, они безопасны, – рука мориска касается цветочной грозди, – они защищают свою жизнь своей же смертью...
– Уходите! – услышал собственный голос Робер. – Это понсонья... Ею нельзя долго дышать.

URL
2015-02-06 в 17:05 

Ещё были подозрения на присутствие при защите Валентином Мэллит от выходца. Несколько непривычная для Придда лексика и непонятные намеки. Например:

- Замолчите, баронесса! Вы слишком многим нужны живой. То, что связано, можно и развязать. Проклятье, да идите же наконец в спальню!

URL
2015-02-06 в 17:09 

Глюк о ночи перед эшафотом

Мимо обрушенных стен, цепью предгорий,
Ехало четверо конных в вечерних зорях,
Ехало четверо конных, ночь наступала,
Ай-яй-яй-яй, в вечерних зорях…

Прошлое погасло, будущее не взошло, осталось несколько часов на краю Заката. Слишком мало, чтоб добраться до поросших гранатами склонов, но жизнь везде жизнь. Даже здесь…
Облетевшие каштаны, а за ними — дом. В окне на втором этаже мерцают свечи, кто их зажег? Он? Она? Она и Он? Маленькая загадка, которая может развлечь. Найдись в этой дыре гитара, он не стал бы искать общества. Дикий виноград на стене… Как кстати!
Приподняться в седле, ухватиться за лозу, подтянуться, опереться о выступ. Можно загадать на того, кто не спит, а можно не загадывать. Рука тянется к прутьям решетки, внизу звякают удила, над головой скалится сводница-луна. Вот и окно, а за ним — женщина. Лет тридцати, сидит у стола, смотрит в стену. Чья-то жена? Вдова? Девица? Последнее было бы досадно… Темные волосы, недурной профиль, вышитая сорочка.
Топнул о подмерзшую землю конь, стряхнул с неба чью-то звезду, предвещая завтрашнюю кровь… Одиночество вечно жжет ночами свечи. Одиночество, страх, болезнь и любовь, но только одиночество смотрит в стену, как в зеркало.
Поудобней ухватиться за решетку, стукнуть в стекло раз, другой, третий… Повернула голову. Ей больше тридцати, но не слишком. Закричит, бросится вон из комнаты, откроет окно? Открывает. Одиночество гостеприимно.
— Кто вы?!
— Это так важно?
— Чего вы хотите?
— Ничего, а сейчас вас. И еще завести во двор коня.

Ай-яй-яй-яй, вниз с перевала…

Женщина спала, обняв подушку. Сон и утро ее не красили, но за утром приходит вечер, а потом вернется ночь. Ночью женщины красивы, как кошки, а цветы пахнут сильнее… Хорошо, что спит, прощанье и слезы не нужны никому. И она не нужна.
Вино на столе очередным соблазном или напоминанием о запретах, смешным напоминанием, мелким… Он не пил вечером, не пил ночью, не станет пить и утром. Есть вещи, которые пьянят сильнее. Например, жизнь. Ты думал, что заткнул дыру, что не твои это желания и не твои слова, а судьба тебя обыграла. И поделом — не говори, если тебя не слышат. Не говори, если не знаешь…
Синие звезды на скатерти, как непривычно они выглядят на беленом полотне. Пусть остаются. Рядом с кошельком. Брошенный кошелек, ненужные драгоценности, невыпитое вино, уставшая женщина… Аллегория тщеты и упущенных радостей, как сказал бы Сильвестр, а сегодня нужны сталь, свинец и немного удачи. Куда меньше, чем обычно. Как звали того храбреца, что не убоялся ни изначальной твари, ни полчища варитов и умер на месте, получив за шиворот лягушку? Твоя лягушка тебя ждет, одна радость, сегодня все закончится. Совсем! Это не только твой конец, это конец ловушки, больше в нее никто не попадет. Больше некому.
Скрип двери, утренний холод… День будет ясным и холодным, еще не зима, уже не осень, очень подходящий день. Жаль, не выйдет глянуть на цветущие гранаты или хотя бы на сирень. Старые площади в лиловой и белой пене, они еще будут, и это правильно, потому что они, если угодно, и есть Вечность… Если нет боли, смерть делает нас сентиментальными. Нет ничего глупей предсмертных писем, это ли не доказательство того, что смерть глупа?
Моро тянет морду, тихо, радостно ржет, а вот это зря. Помолчи, не надо! Нехорошо тебя впутывать в сегодняшнюю смерть, но иначе не выйдет. То, что можешь ты, не сможет никто, тут мы парочка хоть куда…
Любопытно, что будет дальше. Обидно смахнуть карты со стола и не увидеть, как их подберут, но как же красиво ты влип! Под такую притчу старик Рафиано четыре договора подпишет, один золотей другого. И подпишет! Но сначала будет война, жаль, уже не твоя.
Отодвинуть засов, отворить ворота, вскочить в седло и не оглядываться. Сзади — туман, впереди — дым, в котором прячется пламя. Дым от пороха белый и мертвый, дерево живое, и горит оно черным…
Черный и белый — два дыма и флаг, которому ты задолжал, а дом, из которого ты ушел, уже далеко. Забавный такой дом… Шесть окон, облетевший виноград, скрипучие ворота, измятая скатерть, женщина без имени — ничего этого больше нет, осталась только дорога, ей по тебе и плакать, а еще лучше — смеяться.
Пыль глушит звон подков, пляшет, закидывает голову, предвещая рассвет, звездный Конь, алой ройей блестит косящий глаз-Каррах, Синиил-копыто пробивает зеленый небесный лед…

Мимо убитых озер в звездах усталых
Ехало четверо конных, утро вставало,
Ехало четверо конных, таяли зори,
Ай-яй-яй-яй, в звездах усталых…

URL
2015-02-06 в 17:15 

Это откуда вообще, что за посол, какой фонтан? Не помню такого.

ЗИ

читать дальше

Например:

Робер изысканно поклонился и, поигрывая перчатками, сбежал с крыльца. Он хотел одного – воды. Обычной воды, прозрачной, чистой, обжигающей холодом, хотел черпать ее горстями и пить, пить, пить до бесконечности!
– Монсеньор, – деловито осведомился Сэц-Ариж, – куда прикажете?
– В Старый парк, – выдохнул Иноходец. – Вы еще не бросали монетку в Драконий источник?
– Нет, Монсеньор, – Жильбер глядел растерянно, словно не узнавая своего сюзерена, – зачем?
– На счастье, юноша, – объяснил Робер, подставляя лицо свежему ветру. – Люди платят налоги королю, дают взятки судьям, а добрые эсператисты еще и Святому Престолу, но все короли и клирики мира не остановят выпущенную в вас пулю. Только удача, так неужели вам жаль для нее пары талов?

Это не Робер.

URL
2015-02-06 в 17:25 

Винная

Гость извинился и принялся собирать рассыпавшиеся ландыши. Жаль вазу, но завтра он пришлет другую, серебряную, ее не разобьешь.
– Вы порезались? – Дрожащий, полный ужаса голосок. Глупышка никогда не видела настоящих ран.
– Сударыня, я готов отдать вам всю кровь, а не жалкие четыре капли.
– Не шутите так, если с вами что-то случится, я… Я не смогу жить!
– Со мной ничего не случи…
– Сударыня, как это ни прискорбно, я все-таки пьян. – Иноходец поднял злополучный цветок, он ничуть не пострадал, а вот рукав отчего-то сделался черным, а раньше был красным. Робер это помнил совершенно точно. Красным, обшитым золотом, нелепым и вызывающим, ничего другого в праздник Повелитель Молний надеть не может.
С комнатой все в порядке, она по-прежнему золотистая, а рукав – алый. За портьерой возится левретка, в руках у него роза, а не ландыши. Откуда взяться ландышам в Зимний Излом?
– Почему вы молчите? Что-то случилось? Что-то плохое?
– Говори мне «ты». Только «ты», договорились?
– Мне страшно.
– Не бойся. Я сумею защитить тебя.
– Но не нашу любовь. Они никогда не согласятся, никогда!
– Нам не нужно ничье согласие, мы будем вместе.
– Или умрем.
– Умрем? Нет, маленькая, мы будем жить вечно. Что с тобой?
– Холодно… Окно в спальне, я закрою.
– Боишься замерзнуть?
– Я боюсь потерять тебя. Ты поможешь мне закрыть окно? Его надо закрыть, надо…
– Я не войду в спальню своей невесты до свадьбы. Лучше я закрою дверь.
Розовые губы пахнут земляникой, в фиалковых глазах тает весенняя ночь. Они впервые вместе. По настоящему вместе, одни, не считая весны и ландышей. Он нашел свою девочку в окошке и не выпустит даже на мгновенье. Родня переживет, и король переживет, и весь мир, а кому не нравится, могут убираться к Изначальным Тварям.
– Есть в этом доме что-то, без чего ты не можешь жить?
– Ты… Только ты… Я не могу без тебя!
– Тогда идем.
– Куда?
– Разбудим какого-нибудь клирика. Завтра я представлю ко двору свою супругу.
– Так сразу? Я никогда не смогу. Отец…
– Отец простит, ему ничего не останется. Ты пойдешь или понести тебя на руках?
– Пойду… Только… Ты не смейся, но я надену другое платье. Я быстро…
– Ты, и в этом лучше всех.
– Старое платье – дурная примета.
– Ты справишься или позвать Тирзу?
– Не надо Тирзу… Создатель!
Треск за спиной, живое, трепещущее тепло у плеча, сдавленный крик. Закатные твари, их все-таки выследили.
– За меня! Слышишь, за меня! Быстрей!
Распахнутые створки, сорванное голубое полотнище, опрокинутый столик, перевернутая шкатулка с бисером. В дверях – десяток человек с обнаженными шпагами. Лица под масками, но одежду и осанку не спрячешь. Это не висельники, это дворяне. Родичи или заговорщики? За ней или за ним?
– Доброй ночи, господа. Как вас много… Молчат и готовятся, молчат и прячут голоса, но второй слева знакомо сутулится, а тому, кто рядом, не хватает ладони роста. Даже с каблуками. Родичи оказались заговорщиками, а заговорщики – родичами.
– Вы отказываетесь здороваться? Вы невежи или все-таки трусы?
Шаг вперед и в сторону, поклон, улыбка, родное тепло за спиной. Старое платье – «дурная примета», но малышка будет жить! Значит, к Леворукому отправятся убийцы, сколько б их ни заявилось.

URL
2015-02-06 в 17:27 

Это не Робер.
Кажется, это все не Робер, начиная с того момента, как ему внезапно стало душно, как Алве в тюрьме.
Благодарю. Я бы без курсива в книге не догадалась и не вспомнила. :laugh:

URL
2015-02-06 в 17:29 

Наступают полукругом, медленно, с опаской, хотят взять в кольцо… А луну вы случайно не желаете? А солнце?
Кресла, столик, цветы в вазе… Как кстати! Воду в глаза первому, вазу в грудь – второму, и вперед. Удар, и еще, пока не опомнились! Не убил, но задел! Обоих… А теперь назад. Три шпаги бьют в пустоту. Что теперь? Ага, задумались, сбились плотнее. Пока мнутся – малышку в угол. Не надо меня держать! Не надо! Обернулся, успел… Кресло – в ноги тем, кто посредине, сам в сторону и вперед. Сбить в кучу, отвлечь. Скатерть… Намотать на руку, пригодится.
Мы выживем, родная, выживем, Леворукий нас побери! Назло твоим дядьям и моим «друзьям»!
– Сударь, мы, кажется, где-то встречались?
Ждать удара глупо, полшага вбок и в атаку.
Взмах скатертью и укол. Из-под нее – в грудь. Есть! А вы предсказуемы, господа! Предсказуемы, как нищие на ярмарке. Стягиваете кольцо? Ну-ну… Пируэт, левой – отмахнуться от ближайших клинков, еще и портьеру на них… Сапоги топчут ландыши… а теперь еще и чью-то ступню. Сейчас твой черед… Есть… Второй! Передай привет Карлиону!
– Габриэль, осторожней. Осторож!..
Леворукий, только не это! Что угодно, как угодно, только не это!

Скользящий удар по голове, несильный, глупый, женский… Отбить удар, обернуться… Марианна, но за что?!
И это высокие чувства и великие дела? В смысле – восемь на одного. А могло быть и двадцать, но разговор будет потом. Хороший разговор, большой, а сейчас – вырваться. Пока нет ран…
Визгливо взвыла Эвро, стройный разбойник перескочил через опрокинутый пуф, за ним метнулся второй, с дубиной, третий зачем-то рванул к трюмо.
Скользнуть за чужую спину… и ударить в нее. Вы не хотели дуэли, господа, и не надо! Получайте убийство!
Бюро, осколки от вазы, запертая дверь, хорош! Сюда, Габриэль, сюда! Споткнулся? Ну так падай! Под ноги приятелям. Слева в шею – отвели, скатерть пока спасает… Упавшего – носком сапога в висок, так быстрее.
Господа задумались? Еще бы, четыре трупа способствуют размышлениям… Здесь все? Вряд ли! Кто-то на лестнице, кто-то у двери, вопрос – сколько… О, еще один смельчак! Не повезло…
Парировать… Еще раз, и еще, терция, перевод… Какой, однако, бойкий раненый… Был! Отступили, теперь перевести дух и вперед… Эта рана вряд ли заживет, но за что? За что?! Нашел время думать, выживешь – разберешься!
Вторая дверь! И вторая компания, еще гаже первой. Десятка полтора! Весело, и дверь завалили шкафом, соображают. Значит, назад, в обитель любви. Уклон, отвод левой, вращение; эфесом – в лицо, нырнуть под руку, этого – в голову, этого – каблуком в колено… Еще один готов, но двадцать шпаг слишком даже для отца.
Не замирать, мы танцуем, танцуем «райос». Неужели не вырваться? Похоже на то! Сутулый, кто бы ты ни был, проваливай в Закат!..
Плечо! Квальдэто цэра, достали-таки! Мерзко, но это еще не смерть. Не его смерть! Зато это твоя последняя удача, погань!
– К двери! Уходит!
– Сюда, все сюда!
– Леворукий!
Какой же он Леворукий, он просто переложил шпагу… Проклятое плечо, но до смерти еще дюжина чужих. На меньшее он не согласен.
– Осторожней, Ксавье! Во имя Создателя… – Этого покойника звали Ксавье…
Шпага тяжелеет, глаза заливает пот, голубые стены розовеют и крутятся, крутятся, крутятся вместе с безликими крысами. Откуда здесь крысы?
– Скорее, ну скорее же!
– Берегись!
Поздно беречься. Тебе поздно… Кошки с ней, с этой любовью! Была бы жизнь, остальное приложится. Его ждут, он должен вернуться в Торку! Или хотя бы избавить мир от десятка мерзавцев, жаль, мелких…
Уходить все труднее, под ногами трупы, сколько же их? В бою с мертвыми проще, в настоящем бою… Обожгло спину… Уклон, шаг вбок, горло открыто, коротышка! Он попался, но он не один!
– Я еще могу убивать, слышите, вы?! И я буду!..

URL
2015-02-06 в 17:31 

Старое, новое, забытое, знакомое. Тени мечутся, но звука нет, звук куда-то делся. Кто жив, а кто уже в Закате? И где он сам? Лечь бы сейчас. Или прислониться к стене. На минуту, на миг, закрыть глаза и прислониться… Нельзя – остановишься, и конец. Ты убит, дружок, убит, с такими ранами не живут, но пока не упал, пока дышишь, дерешься, ненавидишь, ты есть!
А вот этот без маски, потерял… Так и есть… Брат… Несостоявшийся… Ладно, какая разница!
Чужой клинок глухо стукнул о гарду. Звук вернулся – глухой, ватный, но и на том спасибо. Выпад с четвертой… Рука сама парирует. Круговое движение, атакующий клинок уходит вверх. Перехватить чужую рапиру, задержать на мгновение, теперь – в горло. Опять кровь… Опять в глаза… Плечо горит, правая совсем онемела, зря он схватил клинок. Некогда жалеть, некогда!
Отводя предплечьем чужую шпагу, крутануться и с разворота – рукоятью в висок. Продолжая вращение – принять на гарду удар следующего, ногой по чужому колену, и дальше, дальше – так танцуют со звездами. Не останавливаясь, уходя от тех, что сзади, – только не мешкать, иначе достанут, – пройти плечистому за спину… Проклятье, не успел ударить, но некогда… Ритм, держать ритм… полоснуть по мелькнувшей сбоку маске и дальше, дальше, не глядя, попал или нет… Если б не рана…
Промахнулись сразу двое… Ложный удар, поворот, одним движением запястья шпагу вниз, вбок! Клинок вязнет в чем-то… в ком-то, вязнет и вырывается из рук, все плывет, ничего не видно… Нужна шпага, хоть какая-нибудь! Или нож. У Ксавье в спине медвежий кинжал, но где он, этот Ксавье?
Туман все краснее и краснее, прямо закат какой-то. Жаль, рассвета не увидеть, нога скользит, что-то, звеня, отлетает в сторону. Рапира! Неважно чья, только бы поднять. Голубое и алое мчится к глазам, рука влетает в теплую лужу…
– Упал!
– Слава Создателю!
– Быстрее!
Кто упал? Пальцы сжимаются на липкой рукояти, перед глазами серые сапоги, над ними – штаны, камзол, руки и клинок, выше не разобрать. Стальное острие выползает из тошнотворной мути, зависает, плывет вниз… Перекатиться по испятнанному ковру, не выпуская эфеса, и ударить. Снизу вверх. Враг без плеч и головы отшатывается, зажимает живот, шпага падает, надо подобрать… Взять и подняться.
Красная струя, красные брызги, роса на красных лепестках, гранатовые рощи на склонах, алые рощи Алвасете. Ветер путает волосы, зеленые прозрачные волны обнимают скалы… Утром его найдут. Если хозяева не позаботятся спрятать трупы. Им придется много носить…
Десяток уже в Закате, на остальных не хватит сил. На всех, но эскорт у него будет!
– Кто хочет… прогуляться… к Леворукому… приглашаю… Ты?
Знакомая манера – сделать вид, что локоть не закрыт. Карл, и этот здесь! Думает, я туда и ударю?
– В глаза! Смотри в глаза, тварь!
Смотрит, а куда он денется? Смотрел… Метнули кинжал, и удачно, но сердце все еще бьется, а клинок звенит. Эве рэ гуэрдэ сона эдэрьенте… Он еще утянет за собой одного, а лучше двоих. Нет, троих! И ни мерзавцем меньше.
Красно-серые волны, качающаяся палуба. «Каммориста»? Откуда… «Каммористы» больше не будет. У тебя не будет, а у других будет все, и пусть! Пусть живут! Твоя смерть – она ведь только твоя!
Сколько можно топтаться… Смешно, но они хотят жить, потому и медлят. Знают, что троим не вернуться. Или четверым? Нет, четверых не взять, рука совсем плоха, и ноги не держат. Закатные твари, что там еще?
– Леворукий!
Опять… Сколъко можно?
Как жарко. Что-то горит или пришло лето? А пол все-таки качается. Качка, жара, красное марево, кастаньеты, как же они трещат! И еще барабан. Зачем привели музыкантов? Глупо…
Убийца без лица спиной вперед влетает в комнату, валится у порога, что-то круглое подскакивает вверх, катится по полу. Голова… Голова в маске… Хлещет кровь, сколько же ее тут пролилось. В красно-черной дыре ночным факелом вспыхивает фигура. Высокая, яростная, словно сорвавшаяся с проклятой картины. Бешеное лицо, в руке – меч. Не шпага, не сабля – меч, и на нем кровь… Клирики не врали, Он все-таки есть! И Он пришел.

Кровь, вода, смятые истоптанные цветы, тряпки, осколки и трупы. Кровь, уже не алая, загустевшая… Парусами надуваются занавески, роятся, жужжат дорвавшиеся до смерти мухи, а в голове даже не жужжит, воет. Ничего не понять, не вспомнить, но стольких он убить не мог. И выжить не мог, с такими ранами не живут, но дыра в животе исчезла, правый бок тоже цел. А спина?
Рука не желает подчиняться, с плечом, по крайней мере, он не ошибся. Так, сведем лопатки. Вздохнем… Ничего! Неужели примерещилось, но мертвецы – вот же они! Он не мог перебить всех. Половину, да, половину он положил, но остальные его почти добили.
Пальцы в крови, отвратительно-липкие, вокруг ногтей черно-красная кайма, у самого лица тело без головы. Из расстегнутого воротника выглядывает шея. Кровь вытекла, осталось мясо, кости да какие-то слизистые дырки. Как у курицы, только больше…

URL
2015-02-06 в 17:35 

Винная

читать дальше

URL
2015-02-06 в 17:36 

Винная (продолжение)

читать дальше

Тут с Робером

URL
2015-02-06 в 17:39 

Глюк у эшафота

Солнечные лучи ласкали небесных странников, расталкивали друг друга, смеялись, пробиваясь сквозь тонкие черные ветки, на одной из них чудом держался одинокий лист – алое, пронзенное светом сердце. Налетел ветер, листок вздрогнул, сорвался, закружился в последнем танце, то ли стремясь за улетающими птицами, то ли не желая умирать.
Дальние флейты закончили свою песню, теперь рокотали одни лишь барабаны. Скоро начнется… Пальцы привычно ласкали пистолеты – все в порядке, оружие никогда его не подводило, не подведет и сейчас. Рокот барабанов становился все сильней и сильней, потом оборвался резкой, бьющей в уши тишиной, и тут же раздался тоскливый крик: гуси, мерно взмахивая крыльями, исчезали в слепящей свободе.
Листок все еще кружился, уже у самой земли. Что ж, если ты не хочешь падать, ты не упадешь. Шаг в сторону, быстрый поклон – и осеннее сердечко замерло на раскрытой ладони. Золото и кровь – вечные спутники, они не могут друг без друга.
Пора, вот теперь уже пора. Осталось лишь потрепать по шее коня, сунуть за пазуху пойманный лист, натянуть перчатки. Улыбка, взгляд в небо, прыжок в седло…
Удивленные лица вздрогнули, пошли мелкой рябью, словно отражение в пруду, когда налетает ветер. Лэйе Астрапэ, он смотрит разъезду в спину, он не может видеть лица, да еще так близко! Говорите, не может? А пегая кобыла! Робер знал, какая она, когда до твари было не меньше хорны. Он был сразу в двух местах, он был самим собой и еще кем-то, видевшим дальше и понимавшим больше. Робер зажмурился, пытаясь прогнать морок, и стремительно открыл глаза. Пятерка всадников замерла в полусотне шагов от конного строя, а к ним бешеным карьером летел окруженный сиянием конь. Его всадник стоял на седле во весь рост – стройный черный силуэт, парящий в алом мерцающем мареве.
…Пять лиц, прямой блестящий клинок и четыре черных дула, глядящих в живот, в грудь, в голову. Три осла и старый волк! Этот выстрелит наверняка… Именно он узнал то ли лошадь, то ли всадника. Где же мы встречались, старый капрал? Не все ли равно, новой встречи не будет! Солдат слева дернулся, вспыхнул порох на полке пистолета. Все! Мир рушится вниз, машет черной, клубящейся гривой, ноги привычно ловят стремена, в глаза бьет обезумевшее солнце. Грохот копыт, грохот сердца, грохот выстрелов, разорванное неистовым бегом небо, немыслимо, невозможно синее, и такой знакомый свист над головой – есть! Второго выстрела не будет, у них вообще ничего не будет!
Странный всадник упал. Не на землю – на спину озверевшего коня. Лэйе Астрапэ, он опять в седле! Вразуми и сохрани, такого не бывает, это морисские сказки, и это явь! В правой руке сверкнул клинок – не шпага, кривая широкая полоса, остановившая солнце.
Один и пятеро, еще живых, но это сейчас пройдет. Капрал посылает коня вперед, закрывая своего теньента, поднимает второй пистолет. Как медленно движется старик, как медленно движется он сам, как медленно мчится конь! Теньент потерял стремя, у солдата рядом дрожат руки.
Серая, истоптанная земля, смешная, короткая тень, ветер в лицо, звон далеких колоколов. Капрал все еще целится, щуря левый глаз, правый широко открыт, он светло-карий и круглый, словно у собаки – умный пес защищает глупого хозяина. Между пистолетом и вороной оскаленной мордой остается четыре конских корпуса, три, два. Рука метнулась к сапогу, выхватывая из-за отворота кинжал. С такого расстояния можно метать что угодно: шпагу, секиру, нож – не промахнешься, но этого мало. Плавное, чуть ли не ленивое движение – и клинок входит в широко раскрытый глаз, прямо под низко нависшую бровь. Рука после броска все еще впереди, а мертвый только начал заваливаться на спину.
Убийце не составило труда выдернуть кинжал, справа от него вспыхнула солнечная полоса, метнулась вперед, столкнулась с шеей растерявшегося конника, прошла сквозь нее и погасла. Голова в шляпе подскочила и свалилась под неистовые копыта, к небу взметнулся кровавый фонтан. Черный гривастый зверь с яростно-восторженным визгом врезался в бок лошади теньента, опрокинув обоих.
Два уцелевших солдата ошалело хлопают глазами, пытаясь развернуть коней, безнадежно отстают, исчезают сзади, в алом, пахнущем солью тумане, перед глазами вырастают конские крупы, спины во все еще черно-белых мундирах, несколько удивленных лиц, их становится все больше. Какие глупые голубые глаза! Этот, рядом, не лучше. Красное перо, утиный нос, не хватает переднего зуба. Остроносый капрал что-то кричит, машет руками. Пытаются развернуться – без команды, наспех, мешая друг другу. Опять голубоглазый, значит, судьба…

URL
2015-02-06 в 17:42 

Уже близко, еще чуть-чуть, еще… Хорош! Стальная короткая молния бьет в поросшее блеклой щетиной горло. Рука мертвеца конвульсивно дергает повод, перепуганная лошадь шарахается в сторону, налетает на соседнюю, рыжую с белым пятном над глазом, в строю открывается брешь. Туда! Во имя Астрапа, скорей!
Кого-то срубили подковы коня, кого-то Робер Эпинэ просто вбил в землю. Черная молния сама выбирала дорогу сквозь человеческий лес, змеей скользя меж тупых растерявшихся деревьев. На его долю остались преграждающие дорогу ветви, от одних он уклонялся, другие приходилось рубить, и он рубил. Короткими, расчетливыми движениями, уходя из-под бестолковых ударов и оставляя за собой истекающий кровью бурелом. Никаких уколов – секущие удары по шее, рукам, растерянным лицам. Какие глупости – у деревьев не бывает лиц, глаз, разинутых ртов. Значит, это не деревья. Что ж, тем хуже для них. Прошло не больше минуты и не меньше вечности, правая рука не успела устать, но силы нужно беречь, беречь для главного.
Смешавшийся строй, ржанье, лязг оружия, запоздавшие команды, дикие вопли.
– Сударь, поберегитесь…
– Леворукий!
– Алва! – Фердинанд, словно проснувшись, с перекошенным лицом мчится к краю эшафота. – Не надо! Бегите! Во имя Создателя!!! Я не хотел… Не хотел…
– Держите!
– Держите короля!
– Я вас!..
Человек в маске хватает толстяка в сером на самом краю помоста, тот кричит, неумело колотит палача ногами, из смятого строя вылетает мальчишка на серой лошади. Правой руки у него нет…
Справа просвет, неужели конец? Да, он у цели! Еще пара ударов – и все; нет, не все, откуда-то вылез толстяк на раскормленной лошади, хотел удрать и врезался в костлявого капитана. Капитан легче, слева от него никого, значит, туда! Рука начинает неметь, ничего, теперь уже недолго. Удар в шею, и капитан уже не станет полковником. Заново рожденный толстяк машет шпагой, раздается дикое, оскорбленное ржание. Шальной удар шпаги пришелся по крупу Моро, и как же кстати!
Четвероногий ураган сметает последнюю преграду, то есть предпоследнюю, на пути возникает еще кто-то. Удар сабли, помноженный на скорость коня, выходит чудовищным, всадник без головы врезается в безнадежно смятый строй, заливая коней и людей нестерпимо алой кровью. Странно, рука не почувствовала отдачи, словно сабля резала тонкую ветку…

URL
2015-02-06 в 18:27 

Это не Алва, это институтка, перечитавшая романов, и написавшая оридж о блаародных рыцарях.
Фиялка как есть.

URL
2015-02-06 в 18:29 

Фиялка как есть.
Ну вот такой он и есть. :-D

URL
2015-02-06 в 18:31 

Ага, представьте, как тяжело ему дались метаморфозы. Психоломка как есть. А потом удивляемся, что он дерганый

URL
2015-02-06 в 18:34 

– Красота не может быть смертью, – будь что будет, он тронет дрожащие лепестки, – они слишком похожи на алые ройи, чтоб быть цветами.
А если бы они реально были ядовитыми? :lol:
Тэргеллах, наверное, обфейспалмился с дядюшки.

URL
2015-02-06 в 18:42 

а над всем этим – колдовская арка... Радуга – это ворота в Рассвет. Или не в Рассвет, какое это имеет значение, ведь до них все равно не добежать.
Алва, и даже это ты? :lol:

А теперь после этих тонн пафоса и драмы пополам с соплями скажите еще раз, что это Дон, да. :laugh:
Ну, вообще мне лень заниматься социосрачем, я просто пожму лапу ТС и всьо.
И почему он такое Гамло
Гамлу не нужны аргументы и причины кроме "потомушто!11..." :alles:

URL
2015-02-06 в 18:48 

Алва играет на публику не то, что у него внутри, он не подпитывается вызванными эмоциями. Это не Гамлет ни разу. Не забывай, что здесь привели внутренние переживания человека.

URL
2015-02-06 в 18:49 

Это Искатель, да, которому выпало играть чужую роль.

URL
2015-02-06 в 18:50 

Но вообще - какая же он няшечка, обожемой :lol: :heart: Обнять и плакать.

URL
2015-02-06 в 18:54 

Алва играет на публику не то, что у него внутри, он не подпитывается вызванными эмоциями.
Алва не играет на публику? Правда? Все его публичные выебоны окружающим мерещатся?

URL
2015-02-06 в 18:59 

Но вообще - какая же он няшечка, обожемой :lol: :heart: Обнять и плакать.
Так отож. Теперь ему внезапно в руки понимающую, нежную и любящую, которая коня на скаку остановит и дриксов в баранку согнёт. Чтоб отогрела и изменила его мнение о женщинах. Заслужил. От него, несмотря на отыгрываемую позу, все хорошее, действительно хорошее так и прет, не считаясь с правообладателем.

URL
2015-02-06 в 19:03 

Обнять и плакать.
а мне хочется то ли успокоительного мужику вкатить, то ли пристрелить, не пойму чего больше :lol:

вообще удивляэ, как про такую типичнейшую сьюху-выебонщика не орут "гамло!" из каждого угла, ну казалось бы, фикбучная книга и персонаж фикбучный, и все это так видно.

URL
2015-02-06 в 19:09 

а мне хочется то ли успокоительного мужику вкатить
ему не поможет, у него натура такая :-D

URL
2015-02-06 в 19:12 

вообще удивляэ, как про такую типичнейшую сьюху-выебонщика не орут "гамло!" из каждого угл
Во-первых, не все читали дальше первых двух-трех книг, а во-вторых, его ПОВ несколько замаскирован и не бросается в глаза. Если он был полноценным репортером, орали бы с самого начала.

URL
2015-02-06 в 19:13 

Гм, если он таки Гамло, а не Дон, то получается, что мечта его жизни какой-нибудь Ойген или Мирабелла :-D

URL
2015-02-06 в 19:15 

ему не поможет, у него натура такая :-D
да знаю, потому и пристрелить :laugh:

Во-первых, не все читали дальше первых двух-трех книг, а во-вторых, его ПОВ несколько замаскирован и не бросается в глаза
мне и без пова хватило начиная с первой книги. :susp:

URL
2015-02-06 в 19:18 

мне и без пова хватило начиная с первой книги.
Ну там Дикон портит картину, хочется же сошипперить няшечку с чсником. :lol:

URL
2015-02-06 в 19:19 

по ПОВу Алва такой мальчишечка, и не скажешь, что ему под сорок

URL
2015-02-06 в 19:22 

Гость Гм, если он таки Гамло, а не Дон, то получается, что мечта его жизни какой-нибудь Ойген или Мирабелла :-D
Мечта его жизни - это Марсель.

"Не ходи за мной! Эй , ты же здесь?"

URL
2015-02-06 в 19:24 

фикбучная книга и персонаж фикбучный, и все это так видно.
Чтоб каждый фикбук был так популярен? Нет, это магия вуду!

URL
2015-02-06 в 19:28 

Мечта его жизни - это Марсель.
Нууууу, как алвамарсельщику, мне отрицать это даже как-то неловко :lol:
Но все же мне всегда казалось, что Рокэ - какой-то виктим. Его дивная манера нарываться на все и вся, на мироздание в том числе, она такая говорящая - или мне просто так кажется :shuffle2:

URL
2015-02-06 в 19:34 

Но все же мне всегда казалось, что Рокэ - какой-то виктим. Его дивная манера нарываться на все и вся, на мироздание в том числе, она такая говорящая - или мне просто так кажется :shuffle2:
Анон не соционщик. Дон разве не в числе особо ранимых, но не сдающихся и, бывает, язвительных, даже проказливых? А Дюма разве не его дуал или совместимый?

URL
2015-02-06 в 19:41 

А Дюма разве не его дуал или совместимый?
Марсель точно не Дюма. Скорее всего, Гек. хотя я вообще люблю думать, что он Джек

URL
2015-02-06 в 19:43 

Одной соционикой дружбу, любовь и т.д. в любом случае объяснить невозможно. Любят и дружат и вопреки многому.

URL
2015-02-06 в 19:47 

Раз уж мы тут про соционику, внесу баян :bayan:
Дон
Гамло

URL
2015-02-06 в 20:09 

Литературных персонажей типировать вообще сложно, у каждого же свое видение этих самых персонажей.
Мне, например, сложно представить Гамлета, который станет таскаться просто в рубашках и косынках, не думая о том, как выглядит. Хотя, возможно, для него это способ выебнуться, не знаю.
Виктимность в нем действительно проглядывает, но это может быть результатом воспитания. Или нашего восприятия. :hmm:

хотя я вообще люблю думать, что он Джек
Чем-то он действительно похож на болевого БСника, которого сначала научили одеваться в определенной манере, завиваться и т.д., а потом он посмотрел на других и переучился. Своего мнения на этот счет у него как будто нет.
Ну и то, что он зачем-то вытерпел ту же поездку в Фельп. Нафига мучиться было? Нет, поперся и мучился в свое удовольствие.
Не знаю даже.

URL
2015-02-06 в 20:14 

если вам особо не повезло – еще и петь тихим голосом
обоже :lol:

URL
2015-02-06 в 20:54 

Чем-то он действительно похож на болевого БСника, которого сначала научили одеваться в определенной манере, завиваться и т.д., а потом он посмотрел на других и переучился. Своего мнения на этот счет у него как будто нет.
Ну и то, что он зачем-то вытерпел ту же поездку в Фельп. Нафига мучиться было? Нет, поперся и мучился в свое удовольствие.

Анооон, ты меня понимаешь :squeeze:
А еще его дивная манера использовать с выгодой все, от Елены до Валтазара, внезапная демократичность для аристократа и гибкие моральные принципы. И достаточно спокойное отношение к состоянию Алвы тоже в строку: выглядит чудовищно - промолчим, валяется без сознания - меховой коврик на него или к коню привязать, плохо стал выглядеть в Надоре - Марсель ему просто сообщил об этом и пошел за ним дальше, не пытаясь остановить, вернуть назад, покудахтать и т.д.
И вообще у Дюма же болевая черная логика, они в принципе не могут быть так хитрожопы, как Марсель.

URL
2015-02-06 в 20:58 

И вообще у Дюма же болевая черная логика, они в принципе не могут быть так хитрожопы, как Марсель.

б

О нет! Им это ничуть не мешает, не в большей степени, чем Есениным садиться на шею Жукам.

URL
2015-02-06 в 21:09 

О нет! Им это ничуть не мешает, не в большей степени, чем Есениным садиться на шею Жукам.
Составлять удачные комбинации и находить выигрышные ходы в любой ситуации болевая БЛ вообще-то сильно мешает.

URL
2015-02-06 в 21:09 

ЧЛ то есть, сорри

URL
2015-02-06 в 21:20 

Я не хочу спорить, но если человек толстый и любит пожрать, это еще не значит, что он Дюма, чесслово. Типируют несколько по другим признакам, и у него их не особо наблюдается. Дюма негативисты, например.

URL
2015-02-06 в 21:26 

Я не хочу спорить, но если человек толстый и любит пожрать, это еще не значит, что он Дюма, чесслово.
А не за то, как правило, типируют

URL
2015-02-06 в 21:29 

Черт, я таки не могу найти тот кусочек ПОВа, где конь лежит в закат, и всадник думает, что он родился для того, чтобы быть на рубеже.
Главное, ведь только сегодня его видела, и нету(

URL
2015-02-06 в 21:40 

не ПОВ, но Алва устами Робера:

– Карваль, – услышал собственный голос Робер, – пошлите в Арсенал за порохом и запалами...
– Монсеньор, – лицо Никола ничего не выражало, – что отвечать, если спросят, зачем вам порох?
– Скажите, это приказ Первого маршала!
– Талигойи, – холодно добавил Придд, и Роберу в который раз захотелось Повелителя Волн придушить. Хотя бы за то, что его замысел и впрямь пристал Ворону. Скольких живых он сейчас убьет на месте, разорвет в клочки, завалит камнями? Но другого выхода нет.
– Сударь, – неожиданно тихо сказал Спрут, – вы отдаете себе отчет, что по ту сторону стены – люди?
Отдаю. – Лэйе Астрапэ, что он несет, да еще так спокойно! – Уверяю вас, герцог, Создатель без сотни-другой не самых умных своих созданий обойдется. А вот тем, по милости которых в мученьях передохнут тысячи, даже Закат Рассветом покажется.

URL
2015-02-06 в 21:44 

Нашла. Это глюк Робера, когда он после коронации пел песню:

Выжженную степь бьют янтарные копыта, рычит гром, рвут закатное небо лапы молний и высится, растет на горизонте увенчанный алым шаром черный столб. Как до него далеко и как близко!
Молния!
Сквозь расколотый кристалл.
Молния!
Что-то просвистело у виска, что-то упало под ноги прянувшему в сторону коню. Или кто-то? Дождя нет и не будет, только жара, грохот и скачка навстречу тому, от чего все бегут. Лицом к лицу на последнем рубеже – вот для чего ты рожден, а остального просто нет. Ни белого, ни черного, ни дурного, ни доброго. Твое место там, где небо сходится с землей, а закат с ночью.
Вечер!
Разбивается бокал.
Вечер!
Залитый вином опал.
Вечер!
Одного Один назвал!
Вечер...
Золотом сверкнула сквозь багровый мрак умирающая звезда, покатилась вниз, оставляя гаснущий след, за ней понеслась вторая, словно пытаясь догнать. Одичавший ветер швырнул в лицо пригоршню пепла, из-за плеча вынырнула, задела щеку крылом черная птица, прокричала что-то непонятное, вздрогнул, забился, как живой, алый шар в черной когтистой лапе.
Сердце!
Древней кровью вечер ал.
Сердце!
Из пылающей пасти вынырнул всадник на вороном коне, понесся рядом, что-то крича. Алый бархат, спутанные черные волосы, лицо залито кровью, ветер уносит слова, ничего не разобрать, не запомнить – только глаза. Синие, злые, отчаянные... В них невозможно смотреть, как на смерть, как на солнце, но он же смотрит! Птицы все кричат, и тянется, рвется к умирающему сердцу, вскипая пеной, жадная волна. Пламя – пеплом, пепел – льдом...
Полночь!
Сотней скорпионьих жал —
Полночь!
В грудь отравленный кинжал —
Полночь!
Одного Один не ждал.
Полночь!
– Странная песня. Вот уж не ожидал.
Рвущийся струнный звон, кривляющиеся тени, стук копыт удаляется, глохнет, только сердце продолжает стучать. Сердце... Белая фигура без лица, сотни свечей, их свет отливает зеленью. Век богов ничтожно мал...

URL
2015-02-06 в 21:46 

Придд в курсе? Придд тоже балуется осанвэ?

URL
2015-02-06 в 21:54 

Нашла. Это глюк Робера, когда он после коронации пел песню
Обоже. :susp:
Больше, БОЛЬШЕ пафоса и драмы.

URL
2015-02-06 в 21:56 

ну гамло же, гамло, гамло :lol:

URL
2015-02-06 в 21:58 

Ну не надо придираться к пафосу, бедняге, возможно, помирать придется за Кэртиану, пусть хоть удовольствие получит. :-D

URL
2015-02-06 в 22:01 

Ну подумаешь, пафос. Понсонья меня куда больше впечатлила. Повезло Алве, что он неубиваемый Ракан, иначе бы премия Дарвина ему была гарантирована.

URL
2015-02-06 в 22:11 

И этакой фиялочке папа Алваро все лепестки пообрывал. Не прощу!

URL
2015-02-06 в 22:27 

И этакой фиялочке папа Алваро все лепестки пообрывал.
Да папа-Алваро вообще зверюга независимо от фиялочности Рокэ. "Мы - ничто, Талиг - все" - это ж папина инструкция.
Каким нужно быть придурком, чтобы учить этому своего ребенка? Тем более - единственного оставшегося в живых ребенка.

URL
2015-02-06 в 22:32 

Ну не надо придираться к пафосу, бедняге, возможно, помирать придется за Кэртиану, пусть хоть удовольствие получит.
/грустно/ обещали вроде, что не помрет

URL
2015-02-06 в 22:52 

И этакой фиялочке папа Алваро все лепестки пообрывал. Не прощу!
Имхо, это такая фиялочка о двух концах) То есть, конечно, прочитав все это разом, можно захлебнуться в соплях в эмоциях ПОВа, но не нужно забывать, что при всем этом человек еще и жесткий, склонный самоуверенно самосудствовать и идти по головам. И одно с другим вполне сочетается :laugh: Не то что "была ласточка, стал ворон", не. Тот же папа-Алваро ведь говорит "мой сын должен решить, ворон он ИЛИ ласточка" - то есть там изначально было и то и то, а не только фиялка.
Чтобы было понятнее - один мой мимопроходивший друг сравнил Алву по мировоззрению с подростком-митолистом, который несомненно гамло, весь такой в чорном и в драматичных стихах, но при этом боевой и страдающе-борющийся со всем миром.
Ну и кусок ПОВа, который еще не привели, а тоже ведь.

Я – одинокий ворон в бездне света,
Где каждый взмах крыла отмечен болью,
Но если плата за спасенье – воля,
То я спасенье отвергаю это.

И я готов упрямо спорить с ветром,
Вкусить всех мук и бед земной юдоли.
Я не предам своей безумной доли,
Я, одинокий ворон в бездне света.

Не всем стоять в толпе у Светлых врат,
Мне ближе тот, кто бережет Закат,
Я не приемлю вашу блажь святую.

Вы рветесь в рай, а я спускаюсь в ад.
Для всех чужой, я не вернусь назад
И вечности клинком отсалютую…


Тоже, при упорото-гамловом выборе темы и эпитетов - написано-то на самом деле довольно просто и рублено. А уж по сюжету - речь о готовности бороться, подростково-агрессивной такой, и причем неважно, с чем. То есть у автора даже конкретного повода нет, он просто встал в позу революционера заранее. :-D Могу еще помянуть психойогу и боянисто сказать про 1в, которую нужно куда-то девать - ну кто б сомневался.
Короче, это не только фиялка, это фиялка боевая :laugh: Которую папино воспитание вряд ли поломало, скорее где-то уж и вполне удачно легло на уже имеющийся характер. Я не стала бы так уж все валить на папу, Рокэ уже сам себя довел своими идеями про проклятье: придумал изображать мудака и сам с этого страдает.
Такшто имхо мужик Камше удался вполне верибельный, мужицкий - активный, боевой, идейный. :gigi:

URL
2015-02-06 в 23:06 

Ну в любом случае из него целенаправленно растили и политика, и военного, и правителя, причем серьезно так растили, так что воспитание, имхо, сыграло очень большую роль.
Растили бы иначе, выросло бы чего другое.

URL
2015-02-06 в 23:13 

Ну в любом случае из него целенаправленно растили и политика, и военного, и правителя, причем серьезно так растили, так что воспитание, имхо, сыграло очень большую роль.
Ну, коротко говоря - скорее воспитание и условия дали ему возможность проявить те качества характера, которые были изначально, чем фиялку заставили быть суровым военным. Как-то так. Никто фиялку ообо не заставлял, она сама вон в 15 лет уж была готова к драматичному героизму. :laugh:
Хотя ему нравится и не все из того, чем он занимается. Мы помним, политику он не любит (а кто бы любил тусоваться среди мутных интриганов).

URL
2015-02-06 в 23:13 

Ну не надо придираться к пафосу, бедняге, возможно, помирать придется за Кэртиану, пусть хоть удовольствие получит. :(жалко Росио...
:weep2::weep2:
Надеюсь напоследок он женится на хорошей женщине и успеет понянчить росеночка.

URL
2015-02-06 в 23:15 

Так к пятнадцати уже воспитали, не в пятнадцать же он из яйца вылупился.

URL
2015-02-06 в 23:19 

Надеюсь напоследок он женится на хорошей женщине и успеет понянчить росеночка.
Угу, прям в дыре. :-D
Времени-то не осталось, Излом - вот он.

Вообще, я боюсь, что его или отправят к Ринальди, или запрут в башне и будет он там вечность пиздострадать с гитаркой кровью истекать на смотровой площадке.

URL
2015-02-06 в 23:19 

Надеюсь напоследок он женится на хорошей женщине и успеет понянчить росеночка.
Неа. :gigi: Хороших женщин в каноне нет, а он "последний потомок" и никого своего не понянчит и вообще местный недоСпаситель
Все тлен :bottle:

URL
2015-02-06 в 23:22 

Ну, коротко говоря - скорее воспитание и условия дали ему возможность проявить те качества характера, которые были изначально, чем фиялку заставили быть суровым военным. Как-то так. Никто фиялку ообо не заставлял, она сама вон в 15 лет уж была готова к драматичному героизму.
С другой стороны, можно подумать, у него был хоть какой-то выбор. Родился в семье Алва, значит, будешь и воевать, и в политику играть, и к яду с детства приучат. Была там изначально фиалка или не была, никто не спросил.

URL
2015-02-06 в 23:24 

Мне кажется, его из дыры и достать-то не успеют прям там помрет

Напомните, анончики, что про него говорили? Не умрет, не жениться, не станет королем?
А на Рубеж уйти может?

URL
2015-02-06 в 23:26 

А то вот этот момент в ПОВах напрягает: Лицом к лицу на последнем рубеже – вот для чего ты рожден, а остального просто нет. Ни белого, ни черного, ни дурного, ни доброго. Твое место там, где небо сходится с землей, а закат с ночью.

URL
2015-02-06 в 23:29 

ВВК говорила, что нет. Думаю, станет Синим Братом Смерти. Он уже ушел с портрета, написанного Этери. В спойлерах.

URL
2015-02-06 в 23:34 

Ну тогда он точно из дыры не вылезет. Махнутся с Оставленной местами, он останется в Лабиринте, она уйдет.

URL
2015-02-06 в 23:37 

Была там изначально фиалка или не была, никто не спросил.
У меня ощущение, что куда более адекватным фиалкой был Карлос и поэтому его в семье больше любили. А младший был непонятым и недолюбленным, была детская ревность, зависть к старшим, было одиночество, потому и такой нервный и злой в стихах. Ну, одна история про болезнь и смерть матери из-за Карлоса чего стоит. Умирала из-за любимого сына, при том что младший был жив и был рядом. Стихи кстати как раз того времени.
В общем, семья была может и лучше многих, но со своими подводными камнями. Синеглазый Алва даже для Алв оказался слишком. :laugh: Слишком идейно-упоротый и при этом очень эмоциональный, из таких и получаются подростки-нефоры. С таким самолюбием оказался младшим и не был любимчиком в семье, наоборот, безнадежно пытался в глазах родителей "догнать" старших.

URL
2015-02-06 в 23:48 

Мне, честно говоря, кажется, что Алваро был куда более "слишком", чем Рокэ, одна история про подмененные чашечки и отравленного короля чего стоит. К тому же он был одним из тех, кто рулил Талигом в течение долгого времени, и одним из тех, кто Фердинанда вырастил слабаком. Мне кажется, там цинизма, способности идти по трупам и принимать жесткие решения было в разы больше, чем Рокэ вообще когда-то снилось.

С таким самолюбием оказался младшим и не был любимчиком в семье, наоборот, безнадежно пытался в глазах родителей "догнать" старших.
Ну, он довольно поздний ребенок, Долорес было 38, когда она его родила, Алваро - 45, и двоих детей к моменту рождения Рокэ они уже потеряли, Антонию-Каэтану как раз за год до.
Мне вообще кажется, что в многодетных семьях самым младшим не так уж много достается любви, это не то же самое, что быть младшим из двоих или троих. Но это я сужу по современным семьям.

URL
2015-02-06 в 23:50 

Родился в семье Алва, значит, будешь и воевать, и в политику играть, и к яду с детства приучат.
С учетом того, что по количеству пережитых покушений папу Алваро никто не переплюнул, всестороннее обучение отпрыска - единственная гарантия, что тот не закончится сразу после похорон отца.

Он уже ушел с портрета, написанного Этери. В спойлерах.
Анонче, поделись со слоупоком, где дают?

URL
2015-02-06 в 23:51 

И он мог подумать, что его зачали, утешая друг друга после смерти Каэтаны, и не умри Каэтана, его бы не было.

URL
2015-02-06 в 23:58 

Мне, честно говоря, кажется, что Алваро был куда более "слишком", чем Рокэ, одна история про подмененные чашечки и отравленного короля чего стоит.
А чего стоят пристреленный Карлион, бирисские села, подстава дожам в Фельпе, например. Они с папой имхо друг друга стоят, только сын еще и сказочный долбоеб романтичный, а папа был деловой и не понимал, как с таким буйным обращаться. И при этом сам же давал выбор, то есть был и не против ласточки. Будь папа совсем жестокий - сказал бы прямо "сын должен стать вороном, а не ласточкой", а не рассуждал бы на тему "пусть бы уж определился".

URL
2015-02-06 в 23:58 

С учетом того, что по количеству пережитых покушений папу Алваро никто не переплюнул, всестороннее обучение отпрыска - единственная гарантия, что тот не закончится сразу после похорон отца.
Угу, но папа не очень преуспел. Он умер в 385-м, а в 587 или 388 случилась Винная, и отпрыск едва не закончился.

URL
2015-02-07 в 00:03 

Они с папой имхо друг друга стоят
Ну дык, чей сын-то. :-D
А представляете, у Алваро все дети бы выжили? Вот ЗЗ мало бы не показалось.

только сын еще и сказочный долбоеб романтичный, а папа был деловой и не понимал, как с таким буйным обращаться
Ага, с этим соглашусь.
Сидит бедный папа Алваро на том свете и мечтает выпороть ребенка за проебанный Талиг.

URL
2015-02-07 в 00:04 

А чего стоят пристреленный Карлион, бирисские села, подстава дожам в Фельпе, например.
Уж лучше бы Рокэ отравил Фердинанда. :lol:

URL
2015-02-07 в 00:06 

Алваро в этой самой комнате говорил, что из его младшего сына вырастет второй Алонсо, если он наконец решит – ворон он или ласточка. Сын решил. Он не стал вторым Алонсо, он стал первым Рокэ…

Ну, чтобы не голословно.
Может, можно понять и по-разному, но имхо отец, уверенно и целенаправленно кующий из сына ворона, выразился бы конкретнее и жестче. Как я выше сказала, например, "станет вторым Алонсо, если перестанет быть ласточкой", а не так.

URL
2015-02-07 в 00:11 

Алваро был Первым маршалом с 361 по 379 год, то есть до 17-летия Рокэ. Вряд ли он его воспитывал лично. Менторы воспитывали, папа чисто так, посмотреть приезжал.
Может, после смерти Карлоса в 76-м и взялся всерьез, а до того вряд ли.

URL
2015-02-07 в 00:17 

Уж лучше бы Рокэ отравил Фердинанда.
В общем-то да, проблем в Талиге было бы поменьше. Но Рокэ слишком рано стал ПМом, а до того был все-таки няшечкой, еще не готовой травить королей.

URL
2015-02-07 в 18:19 

Аноны-соционики, а не может какой-то из тимов быть маской? Если, например, папа Алваро был Максом, то Рокэ мог мимикрировать под Гамло.

URL
2015-02-07 в 22:44 

Он уже ушел с портрета, написанного Этери. В спойлерах.
kamsha.ru/forum/index.php?topic=17842.0

Анон-слоупок раза четыре перечитал спойлер про фехтующих Ариго, Райштайнера и Савиньяка, но так и не понял, в каком месте там Алва исчез с портрета.

URL
2015-02-08 в 06:33 

URL
2015-02-08 в 13:41 

М дя.....Как все лихо начиналось.А под конец стремно обломалось. А я не хочу верить и думать.Что наш ворон канет в лету. И будет болтаться как Гамло в проруби.Где нить на задворках Гальтарского мироздания.Фи это уж верный знак,что книжка не продастся.Мы ведь аноны нынче по умному делаем скачиваем в электроне. Хе-Хе.

URL
2015-02-08 в 13:47 

Кое-кто любит бумагу и полностью стоящий на полке цикл. Я куплю.

URL
2015-02-08 в 13:58 

Кое-кто любит бумагу и полностью стоящий на полке цикл. Я куплю.
Я тоже.

URL
2015-02-08 в 14:21 

А я нет. Потому,что пусть лучше в моем собрании не будет последней книги. Зато для меня ворон будет живой и счастливый персонаж.И жизнь закончится у него не так бездарно.С уважением и почтением ваш анон с прорубем)

URL
2015-02-08 в 14:24 

А я нет. Потому,что пусть лучше в моем собрании не будет последней книги. Зато для меня ворон будет живой и счастливый персонаж.И жизнь закончится у него не так бездарно.С уважением и почтением ваш анон с прорубем)
Все равно ведь будешь знать, чем у ВВК все закончилось.

URL
2015-02-08 в 15:04 

Все равно ведь будешь знать, чем у ВВК все закончилось. И ,что то ее Алва .А с моим будет смотри выше Анон с прорубем)

URL
2015-02-08 в 17:16 

Леворукий, только не это! Что угодно, как угодно, только не это!
Вот за это убить Эмильенну мало!

URL
2015-02-08 в 18:28 

Вот за это убить Эмильенну мало!
ну, Алва не убил, а ему все-таки виднее

URL
2015-02-08 в 18:31 

ну, Алва не убил, а ему все-таки виднее
Не ему виднее, а это было его минимум унизило и доказало, насколько его задело, и вообще - прекраснодушная фиалка он, но она заслужила! Она всю личную жизнь человеку испоганила!

URL
2015-02-08 в 18:39 

но она заслужила! Она всю личную жизнь человеку испоганила!
Нууу, анончик, будь адекватен. Если б она его убила, то заслужила бы смерть. За покушение - заслужила тюремный срок. А за разрушенную личную жизнь убивать как минимум странно.

URL
2015-02-08 в 18:39 

И вообще - давай с этим в эмильеннотред :lol:

URL
2015-02-08 в 18:54 

Давайте лучше Дика раскопаем. :gigi:
Вот интересно, почему у Робера есть алваглюки, у Жермона есть, а у Дика только эротические фантазии?

Единственное, что помню у Дика, тянущее на алваглюк, это перед смертью:
"Спокойно! На Винной было две дюжины… И не отребье – дворяне. Стена наполовину обвалилась… С той груды допрыгнуть до верха и сразу же на ту сторону… В темноту… Да, именно так! Сбить Тератье – и на стену! Полшага вправо, чтоб наверняка"
Но это было не курсивом, так что глюк это или нет, непонятно. Дик слышал упоминание о Винной, но о том, что там были дворяне, он не знает.

URL
2015-02-08 в 18:58 

Давайте лучше Дика раскопаем. :gigi:
НЕ НАДО!

Потому что он зациклен исключительно на себе любимом, остальные у него заменены образами, которые укладываются в мировоззрение - он не видит мироздание, мироздание не видит его. И на этом пусть будет зарыт.

URL
2015-02-08 в 19:13 

А может, это Алве от духоты глючилось, и он транслировал глюки Дику? :crznope:

URL
2015-02-08 в 19:23 

Вот интересно, почему у Робера есть алваглюки, у Жермона есть, а у Дика только эротические фантазии
Потому что подсознание, замученное надорским воспитанием , рвалось наружу сообщить, что Дик би, пан, деми, но как не гетеро.
И как он дрочил на описывал Алву, это ж героиня лавбургера, которая сначала ненавидит, а потом орет «Возьмт меня!»

URL
2015-02-08 в 19:24 

Вот интересно, почему у Робера есть алваглюки, у Жермона есть, а у Дика только эротические фантазии
Потому что подсознание, замученное надорским воспитанием , рвалось наружу сообщить, что Дик би, пан, деми, но как не гетеро.
И как он дрочил на описывал Алву, это ж героиня лавбургера, которая сначала ненавидит, а потом орет «Возьмт меня!»

URL
2015-02-08 в 19:28 

вот за это я и не люблю алвадики :lol:

URL
2015-02-08 в 19:28 

вот за это я и не люблю алвадики :lol:

URL
2015-02-08 в 19:33 

Вот интересно, почему у Робера есть алваглюки, у Жермона есть, а у Дика только эротические фантазии
Мне казалось, что глюки - именно включение чужих мыслей - есть только у Робера, и понятна причина - он контужен на голову.
Он не в фигуральном смысле на голову ушибленный, как Дик, а в самом прямом.

URL
2015-02-08 в 19:37 

Мне казалось, что глюки - именно включение чужих мыслей - есть только у Робера
у Жермона же тоже было

URL
2015-02-08 в 19:39 

у Робера, и понятна причина - он контужен на голову. Он не в фигуральном смысле на голову ушибленный, как Дик, а в самом прямом.
Это где :wow:

URL
2015-02-08 в 19:41 

у Жермона же тоже было
ну и где хоть одна цитата про глюки Жермона? Ежи говорящие ему мерещились, и тоже при контузии, а вот чтобы Алва в него вселялся, такого не было

URL
2015-02-08 в 19:52 

Вот про Жермона:

Жермон покосился на запястье — порез все еще кровоточил. К рассвету граф Ариго окончательно станет бергером и получит талисман для себя и своих потомков, если он ими когда-нибудь обзаведется, что вряд ли. Война не лучше время для свадеб, чего хорошего, когда тебе смотрят вслед, просят вернуться, плачут…
Черноволосый человек потрепал по шее коня и поднял голову — небо сияло чистой, неимоверной синевой, только вдали маячило облако, странное и одинокое, похожее на птицу с четырьмя головами, да сияли назло солнцу четыре разноцветных звезды.
Черноволосый изогнулся, что-то поймал над самой землей, вскочил на коня и выехал из рощицы. Мориск шел медленно, словно нехотя, а по небу плыла четырехглавая птица.
Всадник не оглядывался, он знал, что его ждет, и Жермон Ариго тоже знал. Его там не было, и он был. Солнечным лучом, рассветной звездой, алым листом, подхваченным над самой землей горячими пальцами, ветром, поднявшим пронизанную светом пыль, летящей в никуда пылинкой.
Темный силуэт медленно исчезал в золотом сиянии, клубились пылинки, их становилось все больше, уходящего затягивало дымом, заметало то ли пылью, то ли снегом…
Сухой треск, словно кто-то переломил палку, чернота за тусклыми стеклами, человек напротив. Лицо Ойгена, а глаза чужака, глядящего сквозь тебя, сквозь стену, сквозь ночь. Древние, усталые, обреченные.
Кто придумал этот обычай? Бергеры привезли его с собой или переняли в Золотых землях от тех, кто позабыл сам себя? Зеркало, снег, огонь, камни и кровь. Снег становится водой, кровь людская мешается с кровью земли, а зеркало отдает долги звездам. Как только Ойген все это запомнил? Хотя барон помнит все.
Фитилек зашипел и погас, с неба покатилась желтая звезда, рассыпалась снежной пылью, волосы уходящего стали седыми.
— Стой! — крикнул Ариго. — Да стой же!
Полный дыма ветер подхватил крик, понес над замерзающей землей. Всадник не оглянулся. Черный конь все так же мерно шел вперед. Уже не по земле, по облачным клубам. В редких прорывах мелькали серые птичьи крылья, а под ними, становясь все меньше, все игрушечней, плыли крыши, леса, реки…
Жермон снова закричал, ответа не было. Еще две звезды задохнулись в дыму, но солнце светило упрямо и отчаянно. Если бы вспомнить имя всадника, вспомнить и позвать, но лицо, сердце, память резали острые льдинки, дым валил все гуще, из белого становился серым, из серого — иссиня-черным.
— Стой! — Перед глазами метнулась птица, по зрачкам резанул серебряный луч, свой камень он оправит в серебро. — Стой!
Из четырех свечей осталась одна, та, что была ближе всех. Небо за окном отливало синим, синей стала и вода, словно кровь ушла в зеркало, разделившее ветер и камни, миг и вечность.
Догорала свеча, глухо стучало сердце, рвался в дом поднявшийся ветер. Кто-то уходил, чтобы они остались. Они оставались, потому что кто-то уходил.
Конские ноги вязли в тяжелых черных тучах, как в снегу, небо начинало алеть, но солнце и не думало садиться. Оно плыло по небу красным огромным сердцем, с которого капала кровь, а дымные облака превращались в тяжелые, медленные волны…
— Стой, раздери тебя кошки! Назад! Аэдате маэ лэри!
Всадник все-таки оглянулся. Он был далеко и совсем рядом. Жермон разглядел сжатые темные губы, прилипшую ко лбу прядь, бешеные синие глаза. У смерти синий взгляд, а какой взгляд у жизни?

URL
2015-02-08 в 20:14 

Вот про Жермона
Спасибо, это видение я знаю. Но разница с роберовскими-то очевидна: Робер в глюках вселяется в тело Алвы, или Алва в тело Робера, Алва даже устами Робера говорит.
А Жермон просто видит кого-то, он остается Жермоном, имеет свои мысли при себе и в чужие не лезет. И к нему в башку никто не лезет.

URL
2015-02-08 в 20:21 

Спасибо, это видение я знаю. Но разница с роберовскими-то очевидна: Робер в глюках вселяется в тело Алвы, или Алва в тело Робера, Алва даже устами Робера говорит.
Только выдуманная черепно-мозговая травма Робера здесь ни при чем. Самая разумная версия на эту тему, которую я слышала, и, кажется, подтвержденная автором, что особая связь между Алвой и Робером образовалась, когда гоганы исцеляли Робера, пролив его повелительскую кровь и призывая Зверя, а явился на помощь Алва. После того обряда эти двое оказались связаны особо.

URL
2015-02-08 в 20:28 

Только выдуманная черепно-мозговая травма Робера здесь ни при чем.
А я не помню цитаты, где говорят, что головные боли у Робера появились после ранения. То ли это Альдо Дику говорит, то ли сам Робер во время очередной мигрени вспоминает.

URL
2015-02-08 в 20:31 

А я не помню цитаты, где говорят, что головные боли у Робера появились после ранения. То ли это Альдо Дику говорит, то ли сам Робер во время очередной мигрени вспоминает.
Головные боли? У Робера? Недосып и все на этой почве помню. Головные боли после ранения - в упор нет. Хм...
Мигренями страдает Алва, но там фиг разберешь от чего. Вина пить меньше надо.

URL
2015-02-08 в 20:34 

Робер в глюках вселяется в тело Алвы,
Не всегда, есть еще глюки про башню, где Робер его видит со стороны.

И к нему в башку никто не лезет.
По идее, о существовании Повелителя Ветра Алва вообще не знает, он же как-то сетовал, что "нигде нет белых ласточек". Он знает, что где-то там есть генерал Ариго, но о нем, в общем-то, не думает. А про Робера, видимо, думает.
Мне кажется, если Алва мысленно искал бы своих вассалов, он бы их нашел.

Головные боли у Робера примерно того же происхождения, что и внезапная жажда, имхо.

URL
2015-02-08 в 20:40 

До чего же дайри виcят, ужас! Это ж не только у меня?

Мне кажется, если Алва мысленно искал бы своих вассалов, он бы их нашел.
Мне кажется, такое желание во сне у Алвы возникло потому, что его специально звали, к одному из Повелителей, то бишь вассалов.

Головные боли у Робера примерно того же происхождения, что и внезапная жажда, имхо.
Да, такое было бы возможно.

URL
2015-02-08 в 20:51 

До чего же дайри виcят, ужас! Это ж не только у меня?
У меня каждый вечер висят(

Мне кажется, такое желание во сне у Алвы возникло потому, что его специально звали, к одному из Повелителей, то бишь вассалов.
Просто он нашел одного и успокоился на этом. Мог бы еще раз попробовать.
А то бродят они у него бесхозные и смерчи устраивают.

URL
2015-02-08 в 20:54 

Просто он нашел одного и успокоился на этом. Мог бы еще раз попробовать.
Повода не было)
И вообще, он такой весёлый зверёк, что никого найти и не пытается и инфой не делится, свет клином на нём одном сошёлся(

URL
2015-02-09 в 10:20 

Головные боли? У Робера? Недосып и все на этой почве помню.
Поскольку я тоже в упор не нахожу этой цитаты, а шерстить десять томов ради этого, по-моему, того не стоит, то приддположим, что цитата мне приснилась.
Просто мне она вроде казалась, и косвенным подтверждением было, что у Робера постоянно непорядок с головой: и глюки, и ночные кошмары, и приступы безумия, и внезапная седина после стресса, и что стоило тюкнуть его подносом по башке, как он на неделю свалился в мозговой горячке... Если там нет травмы, то с чего всё это?

По идее, о существовании Повелителя Ветра Алва вообще не знает,
Повелителя Скал ему даже мысленно искать не надо, это чудище всегда под боком. И ничего, не глючит.
С Повелителем Волн были бы проблемы, в том смысле, что если вассал моего вассала не мой вассал, то до Вальтера и Валентина ему не достучаться.

URL
2015-02-09 в 10:31 

Да где мозговая-то горячка? Дик наутро говорит, что у Робера лихорадка, потому что он ранен. Альдо стенает, что Робер не в сторю, потому что ранен. Драка была. Ты что-то себе хорошо так додумал.

URL
2015-02-09 в 10:35 

У Робера рана на запястье открылась.

URL
2015-02-09 в 10:48 

Вообще-то Повелителя Скал сильно глючит, просто почему-то в странном направлении. Даже если сравнивать с Жермоном. Тот частично видит то, что было на самом деле: как Алва ловит падающий лист, треплет по шее Моро, садится и едет - то же самое видел Робер, только от первого лица.
А Повелитель Скал видит, как голого водят по городу. Ладно бы ему это виделось раньше, так нет же, началось перед Изломом.

URL
2015-02-09 в 10:53 

А Повелитель Скал видит, как голого водят по городу. Ладно бы ему это виделось раньше, так нет же, началось перед Изломом.
Говорили, что там дело не в Изломе, а Ричард грезил гальтарской казнью и заодно ему показали будущего проводника.

URL
2015-02-09 в 10:53 

Кстати, вот ладно хоть Алва у нас не лодочник какой-нибудь и не дикий мориск в степях Садра, и все Повелители его знают лично. А то они бы очень сильно удивлялись видениям с каким-то посторонним чуваком.
А так тот же Жермон вообще не отреагировал, ну видел и видел, за первого маршала все переживают, все нормально.

URL
2015-02-09 в 10:54 

А так тот же Жермон вообще не отреагировал, ну видел и видел, за первого маршала все переживают, все нормально.
Да ладно, мне вот каждую ночь левые чуваки снятся - я что, на всех буду обращать внимание?

URL
2015-02-09 в 10:55 

Я где-то читала (на ЗФБ, что ли), что когда у Дика начались эти видения, это его уже затягивало в смерть или в дурное посмертие.

URL
2015-02-09 в 10:58 

Мне кажется, в этих видениях Окделла все же были какие-то отголоски алварадио. Иначе откуда эта светлокосая блондиночка, подносящая вино с отравой?

URL
2015-02-09 в 11:01 

Подозреваю, что просто лодочником Ракан быть не может, если уж он мистически предназначен для правления. А вот каким-нибудь нар-шадом Зегины или Садра или там императором Дивином - было бы очень интересно. А то теперь все Повелители на одной стороне, это даже скучно.

URL
2015-02-09 в 11:04 

А то теперь все Повелители на одной стороне, это даже скучно.
Дело вкуса. Мне спокойнее и милота.

URL
2015-02-09 в 11:04 

Иначе откуда эта светлокосая блондиночка, подносящая вино с отравой?
Катари?

URL
2015-02-09 в 11:09 

Неа, про Катари Алва якобы говорит, что "моей последней женщиной не было лживая дрянь" или что-то в этом духе, т.е. это как раз не Катари. Очередной образ Октавии, но таки с ядом

URL
2015-02-09 в 11:20 

Подозрительно, что водят именно голым.

URL
2015-02-09 в 11:23 

Кстати, мало ли что там было в Багерлее. Может, это отголоски :lol:

URL
2015-02-09 в 11:33 

Да где мозговая-то горячка?
Когда он лежит и алвабредит непрерывно, и только на четвертый день сознание возвращается - это не горячка?

Эпинэ приподнялся на локте и понял, что лежит в постели. Собственной. Ничего страшного, бывают сны и похуже.
- Монсеньор! Монсеньор, вы очнулись?
Сэц-Ариж! Только его здесь не хватало!
- Жильбер? Что ты тут делаешь?!
- На Монсеньора напали…
Нападение и трупы на полу он помнил, как убивал - нет.
- Раз уж ты тут, дай воды.
- Монсеньор…
Робер схватил стакан, в нем была вода. Холодная, чистая, настоящая. Жажда ему не приснилась, а остальное?

Скрип, шорохи, тяжелое дыханье, дальний конский топот и еще что-то на пороге слуха. Какой-то звон.
- Сударь, сколько воды он выпил? Постарайтесь вспомнить.
- Полный стакан. Он опять потерял сознание…
- Кто потерял? - открыл глаза Робер. - Сэц-Ариж, я велел вам уйти, а не тащить ко мне лекарей или кто это тут с вами?
- Вы пришли в себя?! - Сейчас пустится в пляс. С топотом. - Монсеньор!…
- Какой сегодня день? - Спать не дадут, это очевидно. - И что слышно нового?
- Пятый день Скал… То есть уже шестой… Три дня без сознания.

URL
2015-02-09 в 12:06 

прям мозговая? у него рана открылась

URL
2016-02-03 в 16:54 

Обладают, как правило, большими глазами, тонким профилем
принимаются красиво депрессовать, кончать с собой или декламировать стихи (иногда одновременно), а если вам особо не повезло – еще и петь тихим голосом. Или не тихим. Пальто будет непременно черным, ибо Гамы носят траур по этому мируОзабочены и этого не скрываютстарается ставить спектакли по возможности в разных театрахбез публики Гам, как фикус без окурка – не функционируетприкидываясь невинно убиенным веником
:lol::lol::lol::lol::lol::lol:О боже-2.
Как я могла это пропустить? Особенно сцена отравления: депрессировать, травиться, читать стихи, а если бы оруженосец подзадержался с кинжальчиком - то еще и петь. :lol::lol::lol::lol::lol:

URL
     

Клуб Анонимных ОЭголиков

главная